?

Log in

No account? Create an account

olga_kurto


черновики Ольги Курто


Дин Япин "Эпоха кинообразов: краткая история китайского кинематографа". Пер. с кит.яз. Курто О.И.
olga_kurto
ВЫШЛА В СВЕТ ПЕРЕВЕДЁННАЯ МНОЙ С КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА КНИГА:
Дин Япин "Эпоха кинообразов: краткая история китайского кинематографа". Пер. с кит.яз. Курто О.И. М.: Восточная литература, 2014 г. (16 а.л.)

МОЯ НОВАЯ КНИГА
olga_kurto
В ДЕКАБРЕ В СВЕТ ВЫЙДЕТ МОЯ НОВАЯ КНИГА "КОСТЮМ, УКРАШЕНИЯ И ДЕКОРАТИВНАЯ КОСМЕТИКА ХАНЬЦЕВ: КИТАЙСКО-РУССКИЙ ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ".

Кому интересно - обращайтесь :)

ОБО МНЕ
olga_kurto
Инфа обо мне на страничке нашего института и список моих публикаций: http://iea-ras.ru/index.php?go=Conference&in=view&id=28

Ольга Курто: изучение Китая - открытие другой планеты
olga_kurto

На награждении в Мэрии
olga_kurto
С Собяниным С.С.

Обо мне :):):)
olga_kurto
https://www.youtube.com/watch?v=koFYctFNISw

Я на награждении в Мэрии
olga_kurto
https://www.youtube.com/watch?v=V-DbiDUXPZ8

Курто О.И. Рец. на: Этикет народов Востока: нормативная традиция, ритуал, обычаи
olga_kurto
Ссылка на автора и журнал ОБЯЗАТЕЛЬНА!!!

Курто О.И.
Рец. на: Этикет народов Востока: нормативная традиция, ритуал, обычаи / Под ред. Л.С. Васильева; ред. сост. Н.И. Фомина; Ин-т востоковедения РАН. М.: Вост. лит., 2011. 479 с. // Этнографическое обозрение. № 5. 2013. – С. 195-198

Курто О.И. Рец. на: Этикет народов Востока: нормативная традиция, ритуал, обычаи / под ред. Л.С. Васильева; ред.-сост. Н.И. Фомина; Ин-т востоковедения РАН. – М.: Вост. лит., 2011. – 479 с».

В 2011 г. Институтом востоковедения РАН был издан сборник статей под названием «Этикет стран Востока». Молодые и опытные учёные предприняли попытку по созданию работы, в которой бы раскрывалась тема ритуализированного поведения в восточных странах. Результатом их труда стал сборник, посвящённый самым разнообразным вопросам различных стран. Главным редактором книги и автором вступительной статьи стал известный российский востоковед и историк Л.С. Васильев. В его статье, характеризующейся, впрочем, чрезмерной академичностью языка, содержатся  описание такого сложного понятия, как Восток, а также анализ статей других авторов.
Рассматриваемая книга – это собрание отдельных качественных статей по различной тематике. Каждый из авторов по-своему решал те вопросы, которые сам для себя ставил. Однако, можно ли говорить о том, что авторы сделали всё необходимое для решения сверхзадачи, а именно задачи, сформулированной в названии книги? На наш взгляд, сборник, в том виде, в котором он предстал перед читателем, не соответствует поставленной сверхзадаче. В нашем сознании возникает следующая схема. Изначально возникла мысль изучить на примере различных стран Востока такое явление как этикет. Но, предложив различным авторам участие в данном проекте, организаторы на выходе получили статьи, соответствующие, прежде всего, исследовательским интересам каждого отдельного автора, а не общему замыслу книги. Поскольку полученные работы, в целом, были весьма качественны, организаторы, сохранив исходное название книги, всё же включили их в сборник, сопроводив комментарием о том, что этикет, по сути, тема весьма узкая, и, говоря о странах Востока, лучше уж говорить о традиции, о ритуалах, о привычках, об образе жизни и т.д. Ведь ритуал как форма нормативного поведения превратилась на Востоке в ключевой элемент социальных взаимоотношений. С его помощью выстраивалась иерархия в семье и государстве. И нередко «этикет» и «ритуал» были взаимозаменяемыми понятиями. Таким образом, сложилась ситуация, при которой, в том случае, если научный интерес исследователя пересекался с темой этикета, его работа идеально вплеталась в общую канву проекта, а если нет – её появление, трактовалось в рамках превосходства темы ритуализированной традиции над темой этикета. В этой связи возникает вопрос, а не правильней ли было назвать работу «Традиции в странах Востока»?
          Сборник разбит на четыре части: «Церемониальный ритуал и дипломатия», «Трансформация традиции», «Язык как норматив. Речевой и литературный этикет» и «Обычаи, обряды, праздники, пиршества». В первой части книги авторы обратились к таким темам, как древний и средневековый Китай, Омейядский халифат, раннесредневековая Индия, Хорезм. Таким образом, согласно описанному Л.С. Васильевым делению здесь затронуты три из четырёх «миров» (Этикет 2011: 7-8): исламский, индо-буддийский, китайско-конфуцианский, оставляя без внимания первобытно-примитивную общность Тропической Африки и пр. Каждая из представленных в этом разделе статей отличается высоким качеством исполнения и тщательностью анализа проблемы. Однако, некоторые из них не вписываются в тематическую направленность всей книги. Например, обстоятельная статья Е.В. Новиковой о китайских частных садах не соответствует ни теме этикета, ни теме ритуала. Сама исследовательница подтверждает наше мнение буквально в первых же строчках своей работы: «Помимо жёстких требований элитарного церемониала и прочих негласных правил поведения в традиционном Китае существовала и определённая эстетика жизни творческого интеллектуала. Одним из ярких её проявлений можно считать традицию личных садов» (Этикет 2011: 73). «Эстетика жизни» – вот ключевое понятие для этой статьи. Вероятно, данная статья более уместно смотрелась бы в сборнике, посвящённом повседневной жизни китайцев. Вопросы аналогичного характера вызывает и развёрнутая статья Е.Н. Успенской. В ней автор обратилась к такому уникальному явлению в мировой культуре, как культура «рыцарей Индии» – раджпутов. Она последовательно описала и проанализировала историю возникновения этой касты, обязанности её представителей, их образ жизни, положение в обществе и т.д., что также позволяет нам несколько усомниться в полном соответствии темы статьи тематическому направлению сборника. Несмотря на это, мы не можем согласиться с оценкой данной работы Л.С. Васильевым, считающим статью «разбросанной», «не сконцентрированной» и «не обобщённой». Статья в равной мере будет полезна как профессионалам, так и всем интересующимся историей и культурой стран Востока. 
К малоизученной теме китайских приветственных карточек обратился молодой, но уже хорошо зарекомендовавший себя исследователь М.В. Корольков. Его статья отличается тщательностью проработки материала и привлечением широкого спектра источников на китайском языке. Обилие цитат на китайском языке, сопровождающихся переводом и комментариями, делают работу ценной в том числе и для тех, кто профессионально занимается изучением китайского языка.
Ключевой идеей небольшой по объёму работы Д.М. Мажиденовой «Дипломатия в халифате Аббасидов» является утверждение об исключительной значимости придворного церемониала. Автор обосновывает данный вывод различными историческими фактами. Однако при чтении статьи возникает внутренняя потребность в более развёрнутой информации. Например, такая краткая фраза, как: «…приглашённые ко двору обязаны были являться в чёрной одежде» (Этикет 2011: 69), – лишь порождает вопросы, не давая при этом никаких ответов. У читателя возникает желание узнать больше о ритуалах: об одежде и поведении участников, о месте и времени проведения церемоний и т.д. К числу авторских удач можно отнести подобранный исследователем фрагмент из стихотворения тюркского автора Юсуфа Баласагуни. Использованная цитата не только украшает сдержанный текст научной статьи, но и эффективно работает на раскрытие темы, предоставляя исчерпывающее описание личностных качеств, необходимых хорошему послу.  
Перечисленных нами недоработок удалось избежать другому исследователю. Статья Д.М. Тимохина «Дипломатические контакты Хорезма с монголами» отличается логичностью изложения и чёткостью структуры. В основу его работы положен исторический инцидент – убийство купцов Чингиз-хана. Автор не только описал последствия этой трагедии для отношений мусульманского Хорезма с монголами, но и раскрыл мотивы различных дипломатических поступков, их восприятие современниками.
Исследователя А.А. Столярова заинтересовала тема жалованных грамот и их роли в средневековом обществе Северной Индии. На наш взгляд, следовало бы изменить название данной работы с «Ритуал царского дара раннесредневековой Северной Индии (жалованные грамоты)» на «Жалованные грамоты как часть ритуала царского двора в раннесредневековой Северной Индии и их особенности», поскольку, судя по тексту, главной задачей автора являлось исследование именно специфики грамот, а не ритуала в целом. Статья, безусловно, выиграла бы, если бы в начале работы автор познакомил читателя с самим феноменом подобных грамот, их предназначением, ритуалом, сопровождавшим процедуру дарения, и т.д. Исследователь же уделил большее внимание индийской специфике, опустив общие пояснения. В итоге, целостная картина рисуется в сознании не сразу, что осложняет восприятие тех уникальных черт, которые в ходе своей работы удалось выявить исследователю.
Во второй части книги, посвящённой трансформации традиции, описываются арабский мир, Вьетнам, Китай, Ливан и Монголия. Изучая оглавление сборника, невозможно не заметить, что название одной из статей чрезмерно кратко и неопределённо. Речь идёт о работе М.В. Николаевой «Современный Ливан». Такое лишённое проблематики название, безусловно, рождает массу вопросов. Сама же статья – это краткий историко-культурный экскурс о Ливане, формирующий многогранный образ этой малознакомой для многих из нас страны. Несмотря на формат «рекламы туристического агентства» (Этикет 2011: 19-20), работа будет интересна и для специалистов. Впрочем, у нас также возникают сомнения в том, что данная статья соответствует как общей теме сборника, так и узкой теме раздела.
Работы В.В. Белякова «Принципы деловой жизни в Египте», Ю.И. Дробышева «Нормативная этика в сегодняшней Монголии», Е.В. Кичкайло «Традиция и современные нормы общения в Китае» и Д.Д. Мишуковой «Практика общения во Вьетнаме» отличаются высокой практической ценностью для всех тех, кто в своей профессиональной деятельности активно сотрудничает с представителями перечисленных стран. В основе статьи О.П. Бибиковой «Арабы: культура поведения, нормы общения» – мораль, нравственный долг и этика арабов, что также не вполне соответствует теме трансформации традиции, кроме того, исследование акцентирует внимание на фактах, а не на динамике изменений. Одним из немногих приведённых в этой работе примеров трансформации традиций является рассказ об арабских женщинах, воспитывавшихся на Родине и в европейских странах (Этикет 2011: 153).
Третья часть сборника называется «Язык как норматив. Речевой и литературный этикет». Среди статей этого раздела можно выделить несколько тематических векторов. К первой группе относятся работы, содержащие лингвистический анализ, целью которого является отображение различных функций речи (В.М. Алпатов «Речевой этикет и формы вежливости в Японии»; И.Н. Комарова «Категория вежливости в тибетском языке»). Вторая группа объединяет статьи, посвящённые особенностям речевого поведения в повседневной жизни и по особым случаям (Л.А. Чвырь «Туркестан: встречи и проводы»). В третьей группе исследуются проблемы письменной культуры (поэзия, проза) и устного народного творчества (Т.А. Аникеева «Традиционные формулы в турецком городском фольклоре»; Л.А. Васильева «Индийская мушаира: традиция и время»; Л.В. Горяева «Литературный этикет и социальное мироустройство в малайской нарративной традиции: векторы развития»; А.Г. Гурия «Стиль речи в поэмах Калидасы («Род Рагху» и «Рождение Кумары»); Е.С. Лепехова «Синто-буддийский вербальный ритуал в Японии»). Статья К.Д. Никольской «О ногах и головах или: Некоторые пространственные характеристики этикетных норм в древнеиндийской традиции» описывает и анализирует поведение персонажей в драме и танце, считая его способом визуальной демонстрации социального неравенства. Нахождение статьи в данном разделе оправданно лишь в том случае, если рассматривать телодвижения, жесты и мимику как вид языка.
Четвёртая часть книги называется «Обычаи, обряды, праздники, пиршества». В ней затрагивается тот пласт культуры, в котором наиболее ярко прослеживается передающиеся из поколения в поколение традиционные элементы. Собранные здесь статьи нередко лишь опосредованно связаны с темой ритуала, скорее они тяготеют к проблемам традиции и этнической специфики. Наибольшее число работ раздела посвящены вопросам культуры приёма пищи (Н.И. Григулевич «Застольный этикет на Кавказе (вино и чача за абхазским столом)»; А.Т. Сибгатуллина «Нормативы трапезы в османских суфийских братствах», Кришна Пракаш Шрестха «Ритуально-обрядовые трапезы в Непале») и обрядам (Ю.А. Аверьянов «Ритуальная практика и традиционные обряды у тахтаджи (Малая Азия)»; С.И. Рыжакова «“Шаг за шагом”: этикетные обычаи и обряды индуистской свадьбы (на примере касты агарвал, среднего класса сословия вайшья северо-западных областей Индии)»). Остальные статьи раздела тематически не поддаются группировке. Каждая из них затрагивает какую-либо специфическую проблему той или иной культуры. Например, в своей работе «Императорские охотничьи парки в ханьском Китае» С.В. Дмитриев обратился к «эксклюзивному занятию» китайских аристократов – охоте. Отсутствие больших лесных массивов, малочисленность крупных зверей и важная роль исхода охоты для гадательных практик превращали эту мужскую забаву в важное государственное дело, являвшееся одновременно способом демонстрации «личной удали и физической силы, богатства государства и мощи его армии» (Этикет 2011: 374). Статья представляет хороший образец умелого использования широкого спектра источников для раскрытия темы. Исследователь грамотно сочетает различные виды анализа материала, а также активно цитирует китайских авторов, что позволяет взглянуть на вопрос с разных точек зрения. Эти же характеристики в равной мере применимы и к статье Д.В. Дубровской «Лошадь, подарившая Китаю Запад: история одного скакуна». Статьи С.Вас. Дмитриева «Побратимство у кочевников Центральной Азии» и Е.В. Тюлиной «Образ добродетельной жены в “Сказании о Савитри” в древности и средневековье» объединяет тема образцового поведения человека во взаимоотношениях с другими людьми. 
          Уделяя большое внимание церемониальному ритуалу, книга создаёт в сознании читателя сложный, мозаичный образ «загадочного» Востока, резко отличающегося от прагматичного западного мира. И разнообразие затронутых в ней тем можно в равной мере считать как достоинством, так и недостатком сборника. С одной стороны, представленные работы, знакомят нас с возможными направлениями для дальнейшего изучения; с другой – делают невозможным сопоставление ни по одной из конкретных проблем. Для облегчения работы по выявлению неких общих закономерностей культурного развития можно было, например, сконцентрировать внимание на ограниченном числе стран, в которых наиболее ярко прослеживается принадлежность к исламскому, индо-буддийскому или китайско-конфуцианскому блокам. Можно было также ограничить свободу авторов в выборе тем. Тем не менее, наши замечания ничуть не снижают ценности книги и её интереса как для профессионалов, так и для всех прочих читателей.  

Курто О.И. Рец. На Е.Г. Белая. Семья и семейный быт современного Харбина: моногра-фия.
olga_kurto
Ссылка на автора и журнал ОБЯЗАТЕЛЬНА!!!

Курто О.И.
Рец. На Е.Г. Белая. Семья и семейный быт современного Харбина: монография. Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2011, 239 с. // Этнографическое обозрение. № 2, 2013 г. – С. 219-220

Курто О.И. Рец. на: Е.Г. Белая. Семья и семейный быт современного Харбина: монография. Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2011. – 239 с.
В последнее время учёные всего мира уделяют большое внимание проблемам семьи и брака. В Китае роль семьи традиционно была необычайно высока. Такое положение дел поддерживалось строгой конфуцианской моделью общества, основными принципами которой было четкое соблюдение иерархии и беспрекословное выполнение соответствующих социальному статусу обязанностей. Концепция «сяо» («сыновьей почтительности») тысячелетиями оставалась краеугольным камнем китайской цивилизации. Однако в последние десятилетия ситуация начала меняться. В результате в Китае получили распространение такие явления как сокращение среднего количества членов семьи, позднее вступление в первый брак, рост числа разводов, рост числа межнациональных браков и др. 
          Книга Е.Г. Белой – интересная монография нового поколения. В ней на основе широкого спектра материалов и источников воссоздаются современные семейно-брачные модели Китая. Сильной стороной работы, бесспорно, является её четкая, выверенная структура, благодаря которой автор последовательно описывает и анализирует сложившуюся ситуацию. В первой главе Е.Г. Белая плавно переходит от рассмотрения мировых социально-демографических тенденций к государственной семейной политике и брачно-семейному законодательству КНР, завершая раздел современными бытовыми вопросами китайской семьи. Созданию стройной картины способствует наличие в главе тематических разделов, обозначенных курсивом, например: матримониальный брак, свобода заключения брака, единобрачие и др. Исследовательница умело сопоставляет мировые тенденции и уникальные китайские традиции в сфере заключения брака, в итоге создается сбалансированный образ действительности.
          Вторая глава работы рассматривает вопрос трансформации современной семьи г. Харбина. Особенно интересен ее раздел, посвященный межнациональным бракам. При его написании Е.Г. Белая, по всей видимости, опиралась на собственный полевой материал. Если обратиться к представленному в конце книги списку информантов, то можно заметить, что за исключением одной из руководительниц «Русского клуба в Харбине» Л. Жебокритской, 1958 г. рождения, возраст остальных опрошенных колеблется от 20 до 40 лет. В этой связи хочется надеяться, что в ходе своей последующей исследовательской деятельности автор сопоставит численность и структуру межнациональных браков, заключенных в настоящее время, с браками более ранних периодов, например конца XIX – начала ХХ в., когда число мигрантов в Харбине было особенно велико, а также опишет подобные браки среди лиц старшего поколения, до сих пор проживающих в столице провинции Хэйлунцзян. Все это позволит сделать выводы о степени прочности таких браков и о характере их эволюции. Хотелось бы также больше узнать о том, как проводился опрос среди граждан Китая, ведь широко известно, что китайцы крайне неохотно участвуют в каких-либо опросах, проводимых иностранцами.
          Третья и четвертая главы работы особенно значимы для этнографов. В них Е.Г. Белая подробно описывает современные китайские реалии. Информация, которая содержится в данных разделах, хорошо известна всем тем, кому доводилось жить в Китае, однако она, к сожалению, до сих пор практически не отражена в научной литературе. Исследование автора частично заполняет эти лакуны, знакомя широкую общественность с ранее незнакомыми ей фактами. Однако следует отметить, что приводимые сведения не являются исключительно харбинскими и характерны для большинства городов современного Китая. В этой связи более правильным было бы, на наш взгляд, либо не описывать явление как специфически харбинское, либо выделить соответствующую специфику.
К сожалению Е.Г. Белая не проанализировала в своей работе целый ряд трудов известных специалистов в области семьи и брака в Китае, в то время как это придало бы работе основательности. Среди исследований, издававшихся на русском языке, следовало бы обратить внимание на публикации таких ученых, как Э. Гессе-Вартег, А. Кульчицкий и Д. Макгован. На английском языке опубликованы важные труды J.G. Cormack, P. Hoang, Kiang Kang-Hu, E.A. Kracke, O. Lang, P.G. Mollendorf, L.K. Tao, R.H. Van Gulik, H.P. Wilkinson, на японском – работы  Морохаси Тэцудзи и Ниида Нобору. Теме положения женщины в китайском обществе посвящены работы E. Grisar и A.R. OHara. Серьезными исследованиями китайских авторов являются публикации Чэнь Гуюань о системе брака в древнем Китае (1933) и Ян Шуда о брачных и погребальных обрядах в эпоху Хань (1934). Кроме того, важнейшие сведения о системе взаимоотношений в китайской семье предоставляет такой ценный труд как «Сяоцзин» («Книга о сыновней почтительности»)[1].
Ценность книге придает наличие тематических фотоматериалов, сделанных автором. Яркие и красочные, они составляют хороший иллюстративный ряд. Книга снабжена любопытным приложением, в состав которого входят анкеты для опроса (на русском и китайском языках), а также образцы используемых в Китае стандартных форм соглашений на расторжение брака и заявлений о разводе, переведенные на русский язык. Данные материалы могут быть использованы в исследованиях другими специалистами.
Работа Е.Г. Белой выиграла бы, если бы при последующем переиздании в эту, несомненно, познавательную книгу были внесены исправления в не всегда корректно оформленный список использованной литературы. В данный момент обращает на себя внимание отсутствие единообразия. Например, в части ссылок на электронные ресурсы отсутствует пункт «дата обращения». Вероятно, в разделе «Специальная литература» следует отделить серьезные научные монографии авторитетнейших востоковедов Л.С. Васильева, В.И. Дятлова, М.В. Крюкова, В.Л. Ларина, В.В. Малявина и крупных исследователей в других областях научных знаний от статей популярных журналов (например, «Партнеры» и др.), пусть и являющихся уникальными в своем роде (№ 57, 58, 102 и др.). Кроме того, важным, на наш взгляд, моментом является адекватное оформление ссылок на источники на китайском языке. Автор, бесспорно, должен обратиться за помощью к специалисту в области китайского языка, который поможет исправить целый ряд досадных неточностей, затрудняющих использование перечисленных материалов коллегам из других областей научного знания, либо откровенно дезориентирующих их. Например, в работе, записанной под № 115, указан неверный перевод названия. Насколько можно судить по транскрибированному варианту, речь идет о «Путеводителе по Пекину (на русском языке)». В таком случае записанный вариант «Прогулка по Пекину» не правильный. В пункте № 116 правильное название работы «Семейная этика в Китае», а не «Семейная этика и китаец»; кроме того, в китайской транскрипции указан город «Кульмин», что, вероятно, является опечаткой, а в русском варианте город «Куньмин». В пункте № 118 речь идет о работе «Табу в народной среде», а не «Народных табу», что, хоть и не является смысловой ошибкой, тем не менее, неверно обозначает источник. В пункте № 126 название книги «Эволюция политики Китая в области рождаемости за 50 лет» необходимо заменить на «Пятидесятилетняя годовщина [осуществления] политики планирования рождаемости в Китае» (если китайская транскрипция указана верно). Русский вариант пунктов № 119, 120, 121, 125, 128, 129, 130, дан без указания издательства, в то время как в приведённой здесь же китайской транскрипции они указаны. Ранит глаз любого китаеведа слово «Тхеньцинь» в русском тексте и китайской транскрипции пункта № 123: это, во-первых, безграмотно, и, во-вторых, предполагает существование на карте Китая нового неизвестного города. Вероятнее всего, имелся в виду Тяньцзинь, но из-за недостатка информации мы не беремся это утверждать. Ошибками такого же рода являются слова  «бень» (см. № 123), «чанг» (см. № 124), «кесюэ чицзи чхубаньшэ», «хуибень» (№ 128), «ды» (см. № 129), «chengdowenbao» (№ 131) и др. Устранив эти и некоторые другие недостатки, автор подчеркнет сильные стороны своей работы.
          Несмотря на некоторые несовершенства, труд Е.Г. Белой – это значимый вклад в российскую этнографию и востоковедение. Книга будет по достоинству оценена как специалистами, так и всеми интересующимися рассматриваемыми в ней вопросами. Она написана доступным и образным языком, отличается последовательностью изложения и логичностью структуры. Удобный формат и грамотная компоновка материалов делает ее удобной для прочтения и использования.




[1] «Сяоцзин» («Книга о сыновней почтительности»). Изд. «Шисаньцзин чжушу», т. XXXVII, Пекин, 1957.

Курто О.И. «Рец. на: Сун Чжао-линь, Ли Лу-лу. Традиционные праздники Китая в иллю-страциях
olga_kurto
Ссылка на автора и журнал ОБЯЗАТЕЛЬНА!!!

Курто О.И.
«Рец. на: Сун Чжао-линь, Ли Лу-лу. Традиционные праздники Китая в иллюстрациях / Пер. с кит. яз. М.: Восточная литература, 2012». // Этнографическое обозрение. № 1, 2013. – С. 194-195

Курто О.И. Рец. на: Сун Чжао-линь, Ли Лу-лу. Традиционные праздники Китая в иллюстрациях / Пер. с кит. яз. М.: Восточная литература, 2012.

Важным событием уходящего 2012 г. стал долгожданный выход в свет книги о традиционных праздниках Китая. Вот уже несколько десятилетий существует острая нехватка информации об этом значимом явлении китайской культуры. К сожалению, созданные научные труды до сих пор не ответили на большую часть существующих вопросов. В итоге, даже у молодых синологов отсутствует чёткое представление о корнях и сущности того или иного традиционного китайского праздника. В сознании же простых обывателей, интересующихся историей и культурой Китая, сложился и вовсе размытый, неструктурированный образ, дополняемый лишь знанием времени проведения торжества и сопровождаемых его церемоний. Вместе с тем национальный китайский праздник – это буйство красок. Неслучайно все путешественники стремятся приехать сюда именно в дни праздника. Сочетание традиций и современных реалий делает торжества особенно познавательными для историков и этнографов. Интерес представляет всё: костюм, убранства, кушанья, танцы, песни, обряды и пр. Красной линией праздника непременно является какое-либо знаковое событие – реальное или вымышленное. Именно оно, как правило, фиксируется в виде комплекса символов в костюме, находит своё отражение на праздничном столе, в церемониях. Несмотря на присутствие единых для всех участников традиций, каждый регион, как правило, обогащает праздник собственными нововведениями. Некоторые из них носят временный характер и постепенно исчезают, другие приживаются и становятся неотъемлемой частью торжества. Однако и те, и другие одинаково значимы для исследователя, поскольку отражают ход развития национальной культуры. Фиксация региональной специфики – одна из задач полевых исследований этнографа.
В настоящее время число работ российских специалистов, посвящённых традиционным праздникам народов Китая, крайне мало. Наиболее известные из них – это труд В. Эберхарда «Китайские праздники» (Эберхард 1977), книга «Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии» (Обычаи 1985) под редакцией Р.Ш. Джарылгасиновой и М.В. Крюкова и монография А.Л. Верченко «Китайские народные праздники» (Верченко 2002). Хотя, безусловно, этого явно не достаточно. Именно поэтому работа двух китайских авторов Сун Чжао-линя и Ли Лу-лу вызывает особый интерес.
В данной книге авторы рассмотрели семь традиционных праздников, включённых в изданный Министерством культуры КНР «Перечень объектов нематериального культурного наследия государственного значения». И её главным отличием от других книг по китайской истории и культуре, публикуемых в России, является тот факт, что она рассчитана на китайца, а не европейца. Лишь важное событие – Год Китая в России (2007 г.) – сделало возможным выход этой книги на русском языке. Первоначально за реализацию проекта взялась китайская издательская компания «Книги мира». Результатом её работы стала книга «Традиционные праздники Китая в иллюстрациях», вышедшая в свет пять лет назад. Качественная с типографской точки зрения, она, тем не менее, доставила немало весёлых минут её читателям, поскольку перевод, выполненный китайскими специалистами, имел массу изъянов. Однако значимость затронутой темы была столь велика, что спустя некоторое время было принято решение переиздать книгу, внеся в неё все необходимые правки. За осуществление столь важной задачи взялось самое авторитетное востоковедное издательство нашей страны – «Восточная литература». Была проделана колоссальная работа по переводу сложного китайского текста, изобилующего целым рядом труднопереводимых на русский язык реалий. Недостаточная проработанность тематики, отсутствие необходимого лингвострановедческого словаря, закреплявшего за определёнными явлениями конкретные, общепризнанные в российской науке названия, сильно затрудняла работу переводчиков и редакторов. Отдельную сложность представлял перевод стихотворных фрагментов. Благо, некоторые из них были уже ранее переведены на русский язык известными отечественными синологами и могли быть процитированы в этом издании. Конечный вариант текста книги неоднократно выверялся. Важно было передать неизменным не только замысел автора и дух традиционной китайской культуры, но и сделать текст понятным для российского читателя, не внося при этом избыточных пояснений. Эта задача была особенно сложна, ведь, повторимся, текст был рассчитан на читателя-китайца, что, с одной стороны, сделало текст сложным для перевода, а с другой – ценным для этнографов и синологов.
Сильной стороной книги, особенно с точки зрения китаеведения, является наличие в ней транскрибированных наименований различных явлений китайской истории и культуры. Понимая, что до утверждения единой лексической базы, применимой в отношении традиционных китайских праздников, многие явления могут быть по-разному переведены на русский язык, российские переводчики снабдили русский текст транскрибированной записью наименований тех реалий, перевод которых может вызвать разногласия либо может понадобиться специалисту для дальнейшей работы.
Первая характерная черта книги, которая сразу же бросается в глаза, – это изобилие иллюстративного материала. Текст работы не просто сопровождается неким визуальным рядом – он интегрирован в него. Сун Чжао-линь и Ли Лу-лу сделали репродукции известных китайских картин и лубков, связанных с темой праздников, частью повествования. В итоге, книга воздействует на сознание читателя с удвоенной силой – силой слова и силой образа. Как известно, китайский язык – это не только звук, но и картинка. Китайцу важно не только услышать звучание слова, но и увидеть его иероглифическое изображение, воплощающее в себе всю полноту вкладываемого в слово смысла. Отсюда такое поклонение грамотности. Ведь грамотность – это умение писать иероглифы, а иероглиф – это совершенство в выражении мысли, воплощённое в информационно насыщенной картинке. Данная книга создана по этому же принципу. Ты читаешь текст и подтверждаешь его зрительным образом. Как показала эта работа, такая система восприятия эффективна не только для китайцев, но и для нас.
Книга состоит из семи глав и библиографии. Каждая глава посвящена одному из семи праздников – Чуньцзе (Праздник Весны), Юаньсяо (Праздник фонарей), Цинмин (Праздник чистого света), Дуаньу (Праздник двойной пятёрки), Циси (Праздник двойной семёрки), Чжунцю (Праздник середины осени), Чунъян (Праздник двойной девятки). Каждая глава имеет разделы. С некоторыми вариациями практически во всех главах есть разделы посвящённые происхождению праздника, приготовлениям к нему, самой процедуре торжества с сопутствующими ей церемониями и развлечениями. Авторы, анализируя древние письменные источники, воссоздают предпосылки к возникновению праздников, выверяют различные версии. Они показывают эволюцию праздников и их нынешние формы. Особую ценность представляет описание обычаев и церемоний, распространённых в различных регионах Китая. Как ни странно, общие для всей страны герои торжества – исторические или вымышленные – нередко имеют разную «биографию». Так происходит, когда новые традиции наслаиваются на уже имеющиеся в той или иной провинции. В результате новый персонаж, внешне сохраняя общепринятый образ, впитывает локальную специфику, становясь ближе жителям конкретной местности. Например, среди версий возникновения праздника Дуаньу есть самые разнообразные. Согласно одним источникам в пятый день пятого месяца покончил с собой, бросившись в воды реки Мило, несогласный с политикой своего правителя советник Цюй Юань. Согласно другой на лодках в форме драконов готовились к сражениям на воде солдаты царства Юэ. Согласно третьей версии Дуаньу – день поминовения сановника У Цзы-сюя, покончившего с собой по несправедливому приказу правителя царства. Согласно четвёртой в этот день девушка Цао Э спасла своего отца. Таким образом, читатель сам может выбрать наиболее достоверную, с его точки зрения, версию.
Несомненный интерес представляют приводимые в конце каждой главы таблицы, в которых указывается точное время празднования того или иного праздника в период с 2006 по 2015 гг. Эти сведения могут быть полезны не только специалистам, но и путешественникам, планирующим свою поездку в Китай на дни китайских праздников.
В целом книга заслуживает большого внимания этнологов, синологов, историков и всех, интересующихся культурой Китая. На настоящий момент она не имеет аналогов на российском книжном рынке, представляя первое издание, столь подробно и последовательно освещающее тему традиционных китайских праздников. Данную работу не просто интересно читать, её приятно иметь в своей домашней библиотеке. Высококачественные репродукции известных китайских картин и лубков привлекут внимание читателей разных возрастов, а прекрасный язык перевода делает чтение научной книги по-настоящему увлекательным.

Литература
Верченко 2002 – Верченко А.Л. Китайские народные праздники. М.: Леном, 2002. 96 с.
Обычаи 1985 – Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии. Новый год. Отв. ред. Джарылгасинова Р.Ш., Крюков М.В. Москва, 1985.
Эберхард 1977 – Эберхард В. Китайские праздники. Москва, 1977.